«Лошадь в кино – всегда спецэффект»

История: «Лошадь в кино – всегда спецэффект»

Автор: Егор МЕЛЕНТЬЕВ
Номер журнала: GM №6(200)2020

Как кобыла Салли Гарднер, однажды проскакав «на камеру», совершила прорыв от фотографии к кино? Почему Спилберг – гуманист, а Тарковский – нет? Что общего у Гендальфа с Одином, а у лошадей с драконами? О том, какую роль лошадь играет в кино, мы поговорили с Антоном Долиным.

Двигающиеся картинки
 
В 1878 году американский фотограф Эдвард Мейбридж  по заказу коннозаводчика Леланда Стэнфорда сделал серию картотек «Лошадь в движении» (Horse in Motion). Каждая картотека состоит из шести-двенадцати хронофотографических снимков, изображающих движение лошади. Всемирную известность получила серия «Салли Гарднер в галопе». Фотографии были напечатаны в журнале Scientific American 19 октября 1878 года.
 
По распространенной версии, Стэнфорд поспорил с приятелями, что во время галопа есть моменты, когда лошадь не касается земли ни одним из копыт. На снимках стало хорошо видно, что все четыре ноги действительно одновременно не касаются земли, хотя это происходит только тогда, когда конечности «собраны» под телом, а не «вытянуты» вперед и назад, как это изображали на картинах. 
 
В мировом сообществе художников-анималистов этот вывод произвел большой резонанс.
 
Результат работы Мейбриджа позволил сделать большой шаг в понимании биомеханики движений лошади, а также имел важное значение в развитии кинематографа.
__________________________
 
 
Антон Долин – кинокритик, главный редактор журнала «Искусство кино», обозреватель Meduza, автор книг о кинематографе.
 
Эксперимент Эдварда Мейбриджа, снявшего лошадь на галопе, сыграл огромную роль в живописи и в изучении биомеханики движений лошади. А какое значение он имел в появлении кинематографа? Можно ли назвать то, что получилось, первым в истории кино?
 
Я бы назвал это «протокино» или «пракино». Вообще, историю возникновения кино можно отсчитывать уже с наскальной живописи, с платоновского Мифа о пещере, с традиции византийских икон (жития святых – чем вам не раскадровка?). Это попытки изобразить движение и объем, попытка скопировать жизнь, не сводя ее к схематическому изображению. Понятно, что фотография подобралась к этому предельно близко, и можно сказать, что когда появились первые дагеротипы, это уже был момент изобретения кино – оно было «зачато», и этот «зародыш» начал расти. Момент рождения, как мы знаем, тоже оспаривается разными историками. Опыт Мейбриджа находится ровно посередине между фотографией и кинематографом. Там, где последовательно взятые множественные фотографии передают движение, мы и видим появление пленки, порубленной на кадры. 
 
Чтобы показать то самое движение, необходим был понятный образ. Для кино им стал поезд, чуть позже автомобиль как воплощение технического прогресса. Разумеется, лошадь с человеком сосуществует гораз­до дольше, но ее задача точно такая же – ускорять движение. Поэтому она тоже неслучайно стала символом этого процесса. 
 
Цирк и Дикий Запад
 
Вестерны со всеми их визуальными канонами невозможно представить без использования лошадей. Расскажите, как зародился этот жанр.
 
Вся мифология Дикого Запада была построена на верховой езде, погонях и преследованиях. Когда запад перестал быть диким, традиции ковбойской верховой езды превратились в шоу (родео, например – типичное развлечение для толпы). Значение лошади в освоении земель потерялось, но осталась зрелищность местных конных традиций, которая перекочевала и в кино. Не забывайте, кино – единственный вид искусства, который родился на ярмарке. В отличие от всех остальных, имеющих религиозные корни.
 
Значение кино как зрелища прекрасно чувствовал Жорж Мельес – цирковой артист, который стал режиссером и изобретателем первых спецэффектов. Идея аттракционности очень важна для этого искусства.
 
Интересная мысль: лошадь – часть цирка, а цирк – предтеча кинематографа. Значит, и лошади органично вписались в кино. 
Несомненно. Возьмите любые цирковые фильмы: от «Уродцев» Тода Браунинга или «Цирка» Чарли Чаплина до «Неба над Берлином» Вима Вендерса, или, допустим, «Дамбо» Тима Бертона – лошади почти всегда там будут. Лошадь, бегущая по кругу, – это важная часть цирковой атмосферы, этого рукотворного чуда. Этим словосочетанием мы можем описать не только цирк, но и кинематограф. ...
 
Продолжение читайте в GM №6(200)2020