Мышастый феномен XXI века

Коннозаводство: Мышастый феномен XXI века

Автор: к.с-х.н. Марина ПОЛИТОВА, к.с-х.н. Наталья БЕЛОУСОВА
Номер журнала: GM №9-10(185)2018
Фото: Мария ИТИНА

До августа 2018 года за развитием этой породы я наблюдала издалека: в основном в породном паблике «ВКонтакте». А потом мне на почту поступил запрос: «Пустите нас в шпрингартен?»*. Почему бы нет – подумалось мне, тем более что наши первенства по свободному прыжку всегда принципиально открыты для лошадей любых пород. Были уже и прыгающие тяжеловозы, и пони, и шоу-арабы. Мне прислали видео смелого мышастика, технично преодолевающего под всадником препятствия, получившее много лайков. И уже потом я познакомилась с «вятским лобби», немало сделавшим для популяризации этой породы.

Взлеты и падения 
Знакомство с Натальей Белоусовой, регистратором ГПК вятской породы и настоящим, увлеченным энтузиастом, открыло для меня весь этот огромный «вятский мир», прошлое и настоящее этих удивительных лошадей. 
Старинная порода русского Севера, известная еще с допет­ровских времен, переживала взлеты и падения и не раз объявлялась «исчезнувшей». 
Благодаря развитию сети госплемрассадников в 1930–1950-е годы удалось не только увеличить численность породы, но и придать племенной работе с этой местной породой все атрибуты, свойственные заводским: были заложены линии и семейства, разработана система испытаний, проводились выставки. Увы, это не сберегло от общей судьбы казавшегося больше не нужным коневодства, когда было резко сокращено поголовье многих пород. 
Кстати, рассуждая, например, о трагедии русской верховой породы в хрущевскую эпоху, мы не задумываемся, что местные породы уничтожались более изощренным способом – в их отношении был применен государственный план породного районирования. Стояла задача массового «улучшения» породы рысаками и тяжеловозами для получения универсальной рабочей лошади. В итоге уже спустя десятилетия от десятков конеферм с тысячным поголовьем «нормальных»  вяток осталось полторы сотни голов. 
Можно почти полностью уничтожить лошадей, но пока остаются энтузиасты, крест на породе ставить нельзя. Уже в начале 1980-х годов о сохранении породы вновь заговорили на ее родине – в Удмуртии и в Кировской области. Сотрудники ВНИИ коневодства провели первые экспедиции, в ходе которых отобрали наиболее типичных животных и поставили их на первые племенные фермы. В Удмуртии работу взяли на себя Александр Юферев («Колос»), Николай Малых («Чутырский»), Раиса и Лев Волковы (АКХ «Большевик», ныне СПК «Коротай»), Раиса Алексеева (ГЗК «Удмуртская»), в Кировской – Иван Власов и Валентина Варанкина (ныне ОАО «Гордино»), Виктор Шабардин (СПК «Адышевский»). Галина Рылова организовала работу, учет и тренинг лошадей на первых конефермах. 
Давая новый старт породе, тогда не думали, что спустя четверть века «местная» вятская порода станет популярной в среде конников, а  главного вятковода страны – Александра Аркадьевича Юферева – наградят в столице почетной премией за заслуги в области возрождения, сохранения и развития породы.
К середине 1990-х уже на надежной основе стоял племенной учет, существовали шкалы бонитировки, была сформирована структура породы, открыт банк данных, выпущены каталоги, возобновлена система выставок и испытаний. 
Как ни странно, негативные тенденции в отрасли в 1990-е меньше отразились на вятской лошади: ее всегда разводили в некрупных хозяйствах, рассчитывая на себя, не уповая ни на «барина», ни на господдержку. Не имевшая деления на «селекционное ядро» и «массив породы» вятка не пострадала от ликвидации государственных конных заводов, которая в других породах привела к сокращению селекционного ядра. В малочисленной вятской популяции всегда ценилась каждая хорошая племенная матка, независимо от места ее рождения. 
Конечно, финансовые трудности бьют и по карману заводчиков вяток, но, в отличие от крупных хозяйств заводских пород, «вятичи» к такому положению адаптировались. 
Однако для большинства продвинутых конников вятки ассоциировались с мелкими крестьянскими лошаденками, с чем-то безнадежно «колхозным». Не могли изменить отношение и восторженные отзывы столичных туристов, завсегдатаев тогдашнего всероссийского конного маршрута «Верхом на вятских лошадях вдоль реки Чепца», ни заключения специалистов. 
Можно ли было изменить это отношение? Казалось, что нет: в страну сотнями ввозили элитных спортивных и экзотических лошадей из Европы и Америки.
 
Читайте полностью в GM №9-10(185)2018...