Хроника холодной войны

Ипподром: Хроника холодной войны

Автор: Юлия ГАЙДУКОВА
Номер журнала: GM №6(182)/2018

Провинциальный французский ипподром Ля-Тест-де-Буш никогда не попадал на страницы мировой спортивной прессы вплоть до 16 августа 2018 года, когда на его дорожке при самых обыденных обстоятельствах произошло историческое событие. Кобыла по кличке Экспектинг Ту Флай одержала юбилейную, 5-тысячную победу для конюшни «Годолфин».

Прошло 24 года с тех пор, как «королевские синие» цвета впервые появились на ипподромах Европы. К тому времени шейх Мохаммед бин Рашид аль-Мактум, с начала 1970-х занимавший пост министра обороны Дубая и заодно курировавший энергоресурсы «нефтяного эмирата», уже был далеко не новичком в скаковом бизнесе. Он привык тратить миллионы на аукционах, покупая лошадей, которые приносили ему победы в крупнейших призах Англии и Ирландии, но бесконечное нанизывание отдельно взятых частных успехов постепенно перестало ему нравиться. 
 
Будущий наследник трона задался куда более амбициозной целью – превратить родной эмират в один из мировых центров скачек. Для этого было недостаточно придумать и организовать самый дорогой в мире приз, получивший название Мирового Кубка Дубая. Требовалась еще и собственная скаковая конюшня, которая могла бы стать таким же символом страны, как и основанная шейхом Мохаммедом авиакомпания The Emirates. Для нее было выбрано символичное имя «Годолфин» – в честь арабского жеребца Годолфин Арабиана, одного из родоначальников чистокровной верховой породы. Шейх Мохаммед мечтал поднять «Годолфин» на вершину скаковой индустрии, но перед ним стояла одна проблема – это место уже было занято.
 
Проклятие Сэдлер’с Уэллса 
 
В конце 1970-х годов ирландский тренер Винсент О’Брайен, его соотечественник-заводчик Джон Магнир и британский предприниматель Роберт Сангстер совершили революцию в европейских скачках. До них в отрасли существовали две строго обособленные группы. В первую из них входили коневладельцы и тренеры, в другую – хозяева конных заводов, которые приобретали классных лошадей по окончании их призовой карьеры. Триумвират новаторов придумал свою собственную стратегию, исключавшую необходимость обращаться к посредникам и вообще зависеть от третьих лиц. Они решили поставить на поток производство собственных племенных жеребцов, массово закупая молодняк, испытывая его и отбирая лучших для своего завода «Кулмор». Вооружившись миллионами Сангстера и собственным непревзойденным умением оценивать потенциал молодых лошадей, О'Брайен и Магнир принялись за дело. Когда после бума начала 1980-х рынок поразил неизбежный кризис, они уже обеспечили «Кулмор» целой бригадой первоклассных производителей во главе с Сэдлер'с Уэллсом.
 
В первые годы своего существования «Годолфин» продвигался вперед семимильными шагами, выигрывая такие призы, как Ирландское Дерби, Эпсомский Окс, «2000 Гиней», приз Короля Георга VI и королевы Елизаветы. Парадокс и вечная досада шейха Мохаммеда заключались в том, что, пытаясь догнать и перегнать «Кулмор», он никак не мог обойтись без жеребцов-производителей этого завода. «Годолфин» был вынужден из года в год тратить восьмизначные суммы на случку с ними своих кобыл и приобретение их потомства с аукционов. ...
 
Продолжение читайте в GM №6(182)2018