Арабская пьеса в двух действиях

Ипподром: Арабская пьеса в двух действиях

Автор: к. с-х. н. Алена АКИМОВА
Номер журнала: GM №9-10(194)2019

В конце осени столица Объединенных Арабских Эмиратов стала центром притяжения заводчиков лошадей арабской породы скакового направления со всего мира. 24 ноября на ипподроме в Абу-Даби состоялся розыгрыш самой дорогой скачки для лошадей арабской породы и финальных скачек всех чемпионатов в рамках международного скакового фестиваля Шейха Мансура бин Зайеда Аль Нахьян. Ежегодно в это время Абу-Даби становится столицей скачек на лошадях арабской породы.

Действие первое: праздник
 
Обычно финальная часть фестиваля проходит помпезно, с большим размахом и множеством гостей из разных стран мира. В этом году организаторы несколько изменили формат, отказавшись от проведения традиционной конференции. Поскольку одной из наиболее важных частей фестиваля является поддержка скаковых школ по всему миру и развитие студенческой мобильности, то и конференция, как правило, фокусируется на темах подготовки юных жокеев, их безопасности и всестороннем развитии, а также вопросах тренинга скаковых лошадей. На этот раз в центре внимания были только скачки. Судя по всему, причина таких перемен кроется в финансовом кризисе на Ближнем Востоке.
 
Россия стала частью фестиваля Шейха Мансура в 2015 году. Тогда в Казани состоялась первая скачка для жокеев-учеников под патронатом правящей семьи ОАЭ. А в 2019 Казанский ипподром провел первую скачку для юных жокеев на пони. Правда, в этом году не проводилась скачка для учеников, и поэтому наших ребят в финале чемпионата не было. Зато в скачке на пони Россию представлял Александр Чернов из Актюбинской конноспортивной школы. Несмотря на то, что особых успехов он не добился, эта поездка, непременно пойдет ему на пользу. 
К сожалению, в нашей стране не так много действующих жокеев, которые посещают скачки в других странах. Тех же, кто принимал в них участие, и вовсе можно пересчитать по пальцам. 
 
Если в СССР, особенно в 1960-1980-е годы, существовала практика проведения международных скачек и отправки советских жокеев в заграничные гастроли (пусть, чаще всего в страны социалистического лагеря, но все же), то теперь все полностью остается на усмотрение самого жокея или коневладельца, за которого он выступает. И, кроме того, для обмена опытом нужно знание иностранных языков, а с этим в профессиональной среде все еще непросто. Вот и получается, что наши ребята оказываются в информационном вакууме. Так что такие чемпионаты становятся глотком свежего воздуха.
 
Но, конечно же, международное скаковое сообщество прибыло в ОАЭ в первую очередь не за тем, чтобы следить за успехами юных дарований, а ради самой дорогой скачки для арабских лошадей – Sheikh Zayed bin Sultan Al Nahyan Jewel Crown. Ее призовой фонд в этом году составил 5 млн дирхам (более 87 млн рублей). Побороться за престижный трофей собрались очень сильные лошади – каждый из четырнадцати участников успел отличиться удачным выступлением в серьезных призах. Правда, в отличие от прошлых лет, гастролеров не было. Несмотря на то, что возле кличек участников были указаны разные страны рождения, на момент скачки все лошади принадлежали либо компаниям из стран Персидского залива, либо шейхам. Мы не будем рассуждать на тему закрытости мира арабских скачек в ОАЭ, а лучше поговорим о происхождении победителя и призеров.
 
В Qatar Arabian World Cup – скачке, которая проводится на французском ипподроме Longchamp накануне приза Триумфальной Арки, победу одержал Эбраз. Безусловно, его ждали и в Абу-Даби. Но тренер и владелец лошади решили не форсировать события и дать жеребцу полноценно восстановиться после тяжелой скачки во Франции. 
 
В его отсутствие фаворитом стал Машхур Аль Халидия, занявший в Qatar Arabian World Cup третье место. Он провел отличную скачку, сэкономив по дистанции силы на финишный бросок. За 300 метров до финиша Машхур Аль Халидия возглавил скачку и, несмотря на то, что его попытались достать Бел’Изам и Чаддад, Машхур Аль Халидия выстоял, принеся скаковой конюшне Athbah Racing из Саудовской Аравии 3 млн дирхам.
 
И все же весь этот праздник кажется каким-то ненастоящим. Вроде бы все элементы хороших скачек налицо: солидные призовые суммы, полные трибуны, гости из разных стран. Но послевкусие все равно какое-то кислое. И дело вовсе не в том, что в главной скачке года встречаются лишь имена местных владельцев. Корень проблемы кроется в самих участниках скачки – лошадях, чье происхождение вызывает слишком много вопросов.
 
Действие второе: вопросы крови
 
Любой человек, который любит и понимает скачки, перед стартом непременно пойдет в паддок посмотреть участников. И что же он увидит? Абсолютно все лошади, участвующие в Jewel Crown, напоминают, скорее некрупных чистокровных верховых лошадей, чем арабских, к которым мы все при­выкли. Так что же происходит с породой?
 
Вряд ли для кого-то станет откровением, что во всем мире чистокровная арабская порода давно разделилась на специализации. И если раньше в структуре породы выделяли внутрипородные типы, то теперь, скорее, стоит говорить о направлениях использования. С одной стороны, понятно, что утонченная изящность лошади шоу-класса никак не сочетается с высокой работоспособностью, и скаковые лошади априори будут выглядеть «проще» выставочных. Но дело не только в отборе по работоспособности – ведь как-то же удавалось сохранить типичность арабской лошади у польских, русских, английских арабов.Тут причина в другом.
 
Даже если не копать глубоко в историю разведения арабских лошадей, можно отметить несколько важных этапов. Восточные лошади попадали в Европу на протяжении многих столетий и оказали существенное влияние на формирование новых пород лошадей. В XX веке во многих странах начали проводиться скачки для арабских лошадей. Больше всего – в Польше и СССР – странах, где арабское коннозаводство развивалось активнее всего. В это время во Франции большой популярностью пользовались англо-арабские помеси. Для них даже был сформирован специальный раздел племенной книги. Некоторая часть этих лошадей, благодаря поддержке со стороны французских заводчиков, оказавшихся в правлении Всемирной организации арабского коннозаводства (WAHO), попала в общую часть ГПК. Сегодня многие заводчики арабских лошадей в разных странах уверены, что именно эти англо-арабские предки и послужили основой для формирования современных французских арабов – лошадей чрезвычайно высокой скаковой работоспособности.
 
Но пока скачки для арабских лошадей оставались в тени чистокровных, особых поводов для фальсификации происхождения не было. Ситуация изменилась, когда начали создаваться скачки с внушительным призовым фондом. Тогда-то и были найдены несколько лошадей «пустынного» разведения – якобы рожденных у безымянных бедуинов. Происхождение этих лошадей известно не дальше второго ряда родословной. Несмотря на то, что такие животные не могут считаться чистопородными, представители некоторых арабских стран оказались настолько убедительными, что WAHO разрешила включить их в племенную книгу. 
 
Первым из таких вновь обретенных арабов был Амер (Вафи – Бушра). Сам он скакал только в странах Ближнего Востока, но его детей уже стали допускать в скачки и в Европе. Амер оказался настолько успешным производителем, что сейчас довольно сложно найти хорошую скаковую арабскую лошадь, в родословной которой нет клички Амера. Позже такая же история произошла с Тивайком. Любопытно, что оба жеребца рождены в Саудовской Аравии. Но это – лишь самые известные примеры.
 
Кроме Амера и Тивайка, есть еще немало лошадей, происхождение которых вызывает вопросы. Еще одно белое пятно, встречающееся в современных французских родословных – кобыла Анчейндд Мелоди (ЗТ Али Баба – Блю Бинт Халима). Она скакала в США и Объединенных Арабских Эмиратах, выиграла 37 из 38 скачек в карьере и один раз была второй, всякий раз оставляя в битом поле сильнейших жеребцов. После экспорта в ОАЭ кобыла стала выступать под кличкой Аланудд. В отличие от Амера и Тивайка, Анчейндд Мелоди не имеет пробелов в родословной – ее предки известны минимум до девятого поколения. Но есть мнение, что сама родословная сфальсифицирована – слишком уж высокой работоспособностью отличалась Анчейндд Мелоди. Как водится, после окончания скаковой карьеры, кобыла поступила в завод. Трое ее детей были выдающимися скакунами, а ее сын Мунжиз стал чрезвычайно успешным производителем.
 
А теперь давайте посмотрим на родословные участников самой дорогой скачки мира для арабских лошадей. Начнем с победителя – Машхур Аль Халидия. Жеребец рожден в 2014 году во французском отделении конного завода Al Khalediah Stables. Его родословная – прекрасное отражение того, что происходит с породой, когда на кону оказываются большие деньги. Машхур Аль Халидия – потомок сразу двух жеребцов, утвержденных WAHO под влиянием могущественных лоббистов из Саудовской Аравии. И Амер, и Тивайк имеют неизвестное происхождение. При этом материнские стороны родословных родителей Машхура Аль Халидия – типично французские. Но единственная часть его родословной, которая не вызывает вопросов – прямая материнская линия. Его бабка по матери, Савванна (Savvannah), рождена в польском конном заводе Янов Подласки и представляет собой типичного польского араба – одновременно и породного, и работоспособного.
 
Второй и третий призеры скачки – Бел’Изам и Чаддад, едва не отобравшие у Машхура Аль Халидия корону, также не «безгрешны». В их родословных нет Тивайка, но Амер, конечно же, есть. Бел’Изам – сын Низама, одного из самых популярных сыновей Амера. Остальные его предки происходят из типичных французских скаковых линий – Манганата и Баруда III. Тоже самое мы видим и в родословной Чаддада. Он сын Мареда Аль Сахра (от Амера). Остальная же родословная построена на кроссе типичных французских линий Флиппера, Манганата, Баруда III. По этой же схеме получены рожденная в США кобыла Рб Мани Ту Берн, жеребцы Аф Махшум и Аф Аль Сажаниль. Кстати, победитель Qatar Arabian World Cup Эбраз – тоже сын Амера от французской кобылы, чья родословная построена на основных скаковых линиях.
 
Обратный пример – когда в родословной нет Амера, но есть Тивайк – Шарек Аль Халидия, внук Тивайка и Дормана. В главной скачке года присутствовал и потомок Анчейнд Мелоди – Хаяяан, сын Мунжиза. Другие участники скачки – Дариус Дю Паон, Белким, Хакимат Мускат и Аль Шамус – имели чисто французское происхождение. 
 
На их фоне выделялись Джасир и Гошаук. Первый интересен тем, что его мать – Мембола (Баркас – Медуница) рождена в Хреновском конном заводе. А родословная второго построена на кроссе линий Кухайлан Хайфи (через Офира) и «русского» Насима (через Набора). Но и у Джасира, и у Гошаука очень сильно влияние французской крови.
 
Так что же происходит в современном арабском коннозаводстве? Если называть вещи своими именами – идет типичная метизация. Российские арабисты долго отказывались от использования современных французских производителей, но сейчас и у нас непросто найти лошадь, у которой совершенно нет французской крови. Весь мир же уже давно оказался на грани потери скаковой арабской лошади и ее замещения англо-арабами. Это приводит к тому, что многие ипподромы проводят серии закрытых призов для лошадей классического разведения. А в это время французская популяция все дальше уходит от типа арабской лошади. Есть ли у такого пути будущее?